Личное подворье — для семьи подспорье

Анна Андреевна Русакова из тех, кто не мыслит деревенской жизни без личного подсобного хозяйства, да такого, чтоб и скотины полон двор, и огород чтоб от овощей ломился. Так она с детства приучена, так и в ее собственной было заведено, что основные продукты питания на столе должны быть своего производства.

Несмотря на пенсионный возраст, Анна Андреевна по сей день остается верна этому жизненному правилу. Сейчас, когда поголовье скота в личных подворьях селян из года в год снижается, когда и огороды порой зарастают бурьяном, в ее домашнем хозяйстве полный комплект всякой живности. Одних только крупнорогатых пять голов, в том числе две коровы.  А еще поросята, куры и индоутки. Последние, облюбовав для прогулок лужайку перед домом, пасутся здесь с ранней весны до поздней осени. Проезжающие по деревне нередко останавливаются, чтобы поближе рассмотреть этих интересных птиц, выведенных в результате скрещивания индюка и утки. Чаще, конечно, просто из любопытства, а иногда и для того, чтобы договориться о покупке.

— И ведь приезжают потом за птенцами, — удивляется сама хозяйка. — Месяца полтора назад 20 утят уехали в Костромскую область, до этого были покупатели из Ярославской области. Свои, орловские, бывают, кировские. Десятка три каждый сезон продаю. Мне индоутки нравятся, привыкла уже к ним. Птенцы у них покрепче куриных будут, да и непривередливые они ни к еде, ни к условиям содержания. И от дому никуда. Так, иногда дорогу перелетят да тут же обратно. А какие индоутки мамаши заботливые, наблюдать за ними — одно удовольствие. Все гнездо пухом увьют, яиц наоткладывают, периодически аккуратно их переворачивают и за цыплятами всегда внимательно следят.

Но индоутки у Анны Андреевны все-таки, скорее, для души, память о муже, которого сейчас нет в живых. Это именно ему лет десять назад были подарены на день рождения две молоденькие самочки и самец. Гораздо сложнее содержать немалое мычаще-хрюкающее поголовье.

— Целый день кручусь как заводная. Присесть порой некогда. А еще в город два раза в неделю на рынок со своей продукцией езжу, молоко, творог продаю, — рассказывает Анна Андреевна. — Конечно, можно бы держать одну корову, всей семье хватило бы молочных продуктов, но как представлю, что вторую придется зарезать, душа замирает, жалко до слез — опять держу.

Но, к сожалению, таких энтузиастов, как А. А. Русакова, остается все меньше. Давно ушли в прошлое времена, когда в деревне почти каждая семья свою корову имела, а то и две, три или даже четыре, когда молоко без проблем сдать можно было и деньги получить.

— Казалось бы, не так давно 57 коров в Высокове было, а сейчас всего семь. Это тоже приносит свои проблемы. Пасти теперь приходится каждому свой скот. Вот и отказываются селяне от содержания коров. Да и чего греха таить, отвыкли, заленились люди, — сокрушается Анна Андреевна. — Гораздо ведь проще и быстрее в магазин за пакетом молока сбегать. Да только  не сравниться оно с домашним, настоящим молочком, вкус которого многие, наверное, уже и забыли.

Анна Андреевна же старается, конечно, не для себя одной. Хочется ей, чтобы ее дети и внуки имели на своем столе всегда свежие молоко, мясо, яйца, потому и не собирается пока расставаться со своим подсобным хозяйством.