«Я навеки повязан с землёю, и взаимной любовью горжусь»

№74 (12060)

Надежда МАШКАНЦЕВА.

“Не

На фото:
“Не могу говорить я красиво, Пусть гармонь мне моя подпоет.”

Всегда подтянутый,  сдержанный, интеллигентный, Юрий Иванович давно уже снискал уважение у земляков, особенно у людей старшего поколения, кому близко и дорого то, о чем он чаще всего пишет и поет.В преддверии юбилейной даты Юрий Иванович побывал в редакции и любезно согласился рассказать о своем жизненном пути, о творчестве.

- Юрий Иванович, наверняка, как и у большинства сверстников, заставших войну, у Вас было непростое детство?

 - Уже самое начало моей жизни, казалось бы, не предвещало ничего хорошего. Мама в декабре 1941 года поехала на лошади по каким-то учительским делам в Чудиново, но что-то случилось, и она пострадала от перевернувшихся на нее саней. Там, в Чудинове, я и родился. Как потом говорили, мало кто верил, что выживу. А я выжил! Отец в то время был уже на фронте, и встретиться нам с ним предстояло еще, ох, как не скоро. Не знаю, что уж у родителей произошло, только в 1945 году, как только была освобождена Молдавия, мы с мамой из д. Булычевы, где жили в доме у бабушки, уехали туда. У меня появился отчим, но отношения с ним как-то сразу не заладились. Несмотря на свой малолетний возраст, я не раз убегал из дома. Время было такое, что затеряться среди беспризорников труда не составляло. В очередной такой побег я сдружился с цыганенком по имени Турица, жил с цыганами. Помню, как сейчас, что основная наша цель была достать пропитание. Случалось и воровать: тащили все, что можно есть. Небольшой городок Унгены, где жили, находился на самой границе с Румынией, так мы и туда в поисках съестного пробирались, переплывая реку Прут. Самой войны я, конечно, не видел, но недалеко от города была долина, где после танкового сражения осталось много техники, орудий, и мы собирали там гильзы, нестреляные патроны. Разжигали костер и бросали их туда. Сами же прятались тут же, в воронках и окопах. Навсегда запомнилось 9 Мая 1945 года. День Победы, словно знамение, выдался яркий, солнечный. Всюду звучали патефоны. Люди выносили на улицу столы, застилали скатертями и выставляли все, что у них имелось. Вот уж где мы, ребятня, наелись! А моего друга Турицу я потерял. Как-то мы с ним пошли ночью воровать уголь. Территория склада охранялась, нас заметили. Часовой открыл огонь и убил цыганенка.

- Печальная история. Наверняка, она вернула Вас домой, к маме?  

- А куда было деваться? Там, в Молдавии, пошел в школу, но для отчима я так и был обузой. К тому же в семье появился еще ребенок, а мама часто болела. В итоге приехала бабушка и забрала меня к себе – второй класс я уже заканчивал в Булычевской начальной школе. Потом была школа №2. В двух выпускных классах парней училось всего четверо. Как сейчас, помню: пришел военком и агитировал нас всех идти в военные училища. Признаться, это не было моей мечтой, но тут свое слово сказал отец. Бабушка хоть и не любила его, но связь, видимо, поддерживала, поэтому, как только я закончил школу, он приехал. Мамы тогда уже не было, со своим больным сердцем она дожила лишь до 35 лет. Долго мы с ним разговаривали. Он настоятельно советовал все-таки идти в военное училище, говорил, что так я буду хотя бы всегда сыт, одет, обут. Вместе со всеми пошел на комиссию – годным к военной службе из одноклассников оказался я один. 

- И кем Вы в итоге стали? Где служили?

- Поступил в Пермское военно-авиационное техническое училище (ВАТУ). В первый же год учебы понял – не мое, но бросить не решался. А тут в 1962 году как раз началось массовое сокращение армии. Нам объявили, что, кто не желает быть военным, может написать рапорт. Подал его и я. После подписания всех необходимых приказов построили нас на плацу и начали зачитывать пофамильно. Но меня не назвали. Пошел разбираться - говорят, не было, Норкин, твоего рапорта. Это потом уже признались однокурсники, что они выкрали мой рапорт из канцелярии, объяснив это тем, что разве можно отпустить из училища комсорга, постоянного участника художественной самодеятельности, спортсмена. И опять было некуда деваться – продолжил учебу.Служить попал на Север, в ракетную часть недалеко от Архангельска. Подобные части называли еще ядерным щитом Родины. Сколько раз пытался уйти оттуда в политчасть, но все время мне мешали моя дисциплинированность и исполнительность. Командир делал все, чтобы я не ушел. Так и говорил: «Это зачем же я тебя буду отпускать, если ты профессионал, все делаешь четко и правильно, у тебя ни одного взыскания, одни поощрения». Ушел я со службы в 1987 году. Позади были 28 лет армии. Переехал с семьей в Архангельск.

- А как судьба вернула Вас на малую родину?

- Пока была жива бабушка, я каждый год приезжал к ней в отпуске в Булычевы. Каюсь вот только, что на мало приезжал – денька на три. Провожая меня, она каждый раз с горечью говорила: «Как приснился!». Любила она меня очень. А мы все на юга рвались, отдохнуть хотели хорошо! А надо было на родине отдыхать, где все мило и дорого сердцу! Когда не стало бабушки, приезжал к тете. Меня все равно тянуло сюда, как магнитом. Но главную роль в моем возвращении сыграл мой лучший друг детства Витька – Виталий Денисович Стадухин. Познакомились-то мы с ним еще совсем мальцами. Потом судьба надолго развела нас. Спасибо ему, что он разыскал меня, когда я еще жил на Севере. Однажды он предложил мне: давай вернемся на родину. Он начал строить дом в Мундоро, я в отпуске приезжал, помогал ему. А потом и сам купил небольшой домик все у той же насосной станции. Не мог я больше без этих мест, без реки, без запаха  берез… -

- Возвращение на родину и вдохновило Вас на творчество?

- Я, конечно, в молодости и в самодеятельности участвовал, и стихи писал. В армии не раз по заказу приходилось. Мне всегда хотелось поделиться чувствами, рассказать о прекрасном именно в рифму, красиво. Свое первое стихотворение «Родник у деревни Булычевы» я посвятил бабушке. Любимая моя тема – вятская природа, но люблю писать и на патриотическую. Давно уже посещаю поэтический клуб «Вдохновение», с 2001 года являюсь его председателем. Мне очень нравится наше общение. Мы читаем свои стихи, обсуждаем, ведь, когда творишь, всегда есть желание с кем-то поделиться своими чувствами, переживаниями. И тут хочется сказать спасибо сотрудникам библиотеки, организаторам этого клуба, особенно Галине Петровне Шамовой. Это она помогает мне составлять и отправлять заявки на участие в различных поэтических конкурсах и фестивалях. Шесть раз я уже становился лауреатом различных областных конкурсов, дважды - лауреатом «Гринландии». Почитаю за честь, что мою песню «Твои ресницы» исполняет на своих концертах известный гармонист из «золотой десятки» Алексей Мазуров. Опять же, благодаря центральной библиотеке, вышли два сборника моих стихов и песен: «Реченька Вятка» и «Орлов – любовь моя», презентация которого состоялась на днях.

- Но ведь Вы не только изве-стный в нашем городе поэт, но и гармонист, исполнитель своих песен. Откуда любовь к музыке, к этому инструменту?

- Когда родилось стихотворение «Реченька Вятка», я придумал еще и мотив, а играть ни на чем не умею, нотной грамотой не владею. И тут, словно провидение, на чердаке купленного дома я нашел старую гармонь. У той на одной стороне даже клавиш не хватало. Небольшой навык у меня был, когда-то в детстве я тайком наигрывал на дядиной гармошке. Потихоньку начал играть правой рукой, а потом немного научился и левой. Разучил две песни. Прочитав объявление в газете о наборе гармонистов в «Славянку», пришел к Леониду Сергееву. Он любезно согласился заниматься со мной хотя бы один раз в неделю. Мне ведь уже под 60 было, когда я впервые вышел на сцену городского ДК. Помню свое волнение, ватные от страха ноги. Кажется, никогда так не волновался! Но я уверен, что именно гармонь помогла мне адаптироваться к гражданской жизни, окунуться в атмосферу творчества, о которой я мечтал всю жизнь. Ведь, если бы у меня был выбор, то я пошел бы учиться в литературный институт. И все равно я благодарен судьбе за то, что пусть и в таком возрасте, но она мне дала возможность реализовать себя в творчестве.

- Юрий Иванович, спасибо за интересную беседу! Здоровья Вам, вдохновения и дальнейших творческих успехов! 

- Благодарю!