«Меркурий – бог торговли

Но для «Меркурия» это лишь одна из многих сфер деятельности

А. Чупраков в среде орловских предпринимателей стоит несколько особняком. Для стороннего наблюдателя карьера А. Чупракова как бизнесмена выглядела весьма стремительной. Еще лет пять назад он для большинства был лишь человеком, занимающимся земельными вопросами. А сейчас его ООО «Меркурий» стал едва ли не вровень со старожилами орловского предпринимательства. Кадастровая работа с землей, оценка имущества, лесозаготовка и лесопереработка, торговля, общественное питание, предоставление жилищно-коммунальных услуг – немногие фирмы могут похвастаться таким разнообразием сфер деятельности.

По словам самого Александра Алексеевича, предпринимателем он стал в какой-то степени случайно, в силу обстоятельств:

— В 1998 году бухгалтерия райадминистрации то ли из-за изменений законодательства, то ли еще из-за чего-то, теперь уже не помню, отказалась обслуживать счета земельно-кадастрового бюро, которое я тогда возглавлял. Поневоле пришлось брать лицензию на предпринимательскую деятельность. Будь население нашего города хотя бы раза в четыре больше, я, вполне возможно, до сих пор только землей и занимался. Но Орлов – не Слободской, заказов поступало не так много. Тогда и решил заняться лесом. Причем в то время я лесозаготовку воспринимал как хобби, а основной считал работу с земельным кадастром.

Сейчас лес для А. Чупракова – уже давно не игрушки. Однако же и земельные дела не перешли в разряд хобби. Фирма на регулярной основе занимается земельным кадастром сразу в нескольких районах. Выигран конкурс на размещение государственного контракта по межеванию дорог, так что землеустроителям «Меркурия» приходится мотаться по всей области.

Финансовый кризис сейчас – тема номер один. Было бы странно, если бы я не поинтересовался у Александра Алексеевича, как эта напасть отразилась на его предприятии. И услышал в ответ:

— Сейчас в нашем районе не найти ни одного предприятия или предпринимателя, которых бы кризис не коснулся. Мы не исключение. Удар, прежде всего, пришелся по лесной отрасли: резко упал сбыт, снизились цены. Пиломатериал вообще не пользуется спросом. Кругляк берут, но уже не по 2100 рублей, а по 1300, да и то не слишком охотно. Да и сама заготовка леса под большим вопросом. Сейчас у нас еще есть запас древесины – дорубили делянки по прошлогодним договорам купли-продажи. А что дальше будет, не ясно, учитывая стоимость субаренды лесных участков, запрашиваемую «Кировлесом». Вот список нескольких делянок, которые мне предложили посмотреть в лесхозе. Давайте посчитаем: в этой субаренда обойдется в 680 рублей за кубометр, в этой – 500, в этой – 720. Нет, нам, конечно, и раньше доводилось брать лес на корню по подобной стоимости, но цены-то на кругляк упали почти вдвое. Рубить себе в убыток?

Другая отрасль, на которой сказался кризис, – торговля. Тут все очевидно. Многие предприятия если не простаивают, то работают далеко не в полную силу, отсюда снижение уровня жизни и покупательной способности людей.

— Александр Алексеевич, а вот такая многопрофильность «Меркурия» помогает остаться на плаву в нынешних нелегких условиях?

— С одной стороны, да. Как я сказал, спрос на лес резко снизился, а, скажем, чтобы лесовозы могли день отработать, требуется залить в их баки горючего на десять тысяч рублей. Где взять? В магазине. Хотя изъятие из оборота такой суммы для него чувствительно, но зато простоя техники нет. С другой стороны, я уже давно заметил: если за каким-то направлением лично следишь, то и дела идут нормально, чуть, фигурально выражаясь, отвернулся – все меняется в худшую сторону. А пристально следить за всем одновременно, как вы понимаете, невозможно.

Продолжая тему кризиса, поговорили о безработице. А. Чупраков согласился, что недавно принятая программа содействия занятости принесет некоторую пользу и предприятиям, и людям. А после этого последовал мой вопрос с намеком: «У вас, насколько я знаю, и иностранцы работают?» Дескать, что за дела: безработица среди россиян растет, а вы людей из-за границы кормите.

— Да, поток желающих устроиться на работу заметно вырос. Но приходят к нам в подавляющим большинстве все те же перекати-поле. От них перегаром несет так, что после приходится час кабинет проветривать. А четырех узбеков я взял не из желания сэкономить. Плачу им ровно столько же, сколько платил бы на их месте своим соотечественникам. Просто мне стабильность нужна. Я должен быть уверен, что в понедельник человек выйдет на работу, выйдет трезвым и отработает, как нужно, всю неделю. Иностранцы такую стабильность дают.

— Еще за несколько лет до кризиса на всех уровнях власти стали говорить о необходимости поддержки малого бизнеса. И не только говорить – принимались законы, постановления. Вы на себе ощутили, что жить после этого стало легче?

— Возможно, кто-то из моих коллег и ощутил, я, честно сказать, нет. Только представьте, я десять(!) раз ездил в санэпидслужбу с проектом магазина и кафе в Высоково. А история с арендной платой на землю. В прошлом году а заплатил 517 рублей за землю под тем самым высоковским магазином-кафе, а в этом году должен отдать уже 24 тысячи – рост почти в полсотни раз! И вообще, на сегодня у меня есть большое желание закрыть этот проект, тем более что расчет на водителей транзитного транспорта как на клиентов пока не оправдывается.

— Давно стало хрестоматийной истиной: предпринимателями могут стать не более 3 – 5% людей. А значит, эти проценты должны обладать какими-то особыми чертами характера. Что это за черты, на ваш взгляд?

— Расчетливость и, в то же время, готовность идти на риск. Сколько ни планируй, любое начинание может закончиться неудачей. А еще дипломатичность. Я знаю нескольких людей, которые из-за отсутствия этого качества не добились успеха в бизнесе.

— Кстати, раз заговорили о дипломатии, какова сегодня атмосфера в среде орловских предпринимателей? Спокойная, доброжелательная или идут жестокие конкурентные войны с применением грязных приемов?

— Я бы выбрал первое – о втором просто не слышал. Может быть, кризис и изменит ситуацию в худшую сторону, но я надеюсь, что такого не случится.